Ленинградские сказки Юлии Яковлевой

Главные герои цикла «Ленинградские сказки» Юлии Яковлевой – хулиган Шурка, его сестра Таня, отличница с двумя косичками, и очаровательный малыш Бобка, не желающий есть кашу. Они росли в любящей семье до тех пор, пока в Ленинград не пришла война. Теперь ребятам предстоит пройти долгий и ужасный путь в блокаде: потерять родителей, столкнуться с жестокостью и циничностью взрослых, с несправедливостью системы, с войной и эвакуацией. Но самое главное – выжить вопреки всему и сохранить при этом тепло и любовь в своём сердце.
Первая книга — «Дети ворона» начинается с того, что двое мальчишек, играя около железной дороги, получают комочек бумаги из какого-то поезда, где в дыры между досками видны человеческие глаза. Ветерок жути уже веет, да? Один из мальчиков приносит записку домой. Там просьба сообщить по указанному адресу, куда везут заключенного. Папа сжигает записку, и на следующий день на семью обрушивается трагедия – отца забирают. Есть в этом что-то от сказочного – ты не помог яблоньке, и вот результат.
Еще через день также таинственно пропадают мама и младший братишка, оставив через соседку Шурке и Тане (брату и сестре) деньги и наказ – ехать к тете Вере. Имя тут тоже явно не случайное…
Вторая книга– «Краденый город» рассказывает о блокаде и о том, чего стоили ему и его жителям эти неимоверные 900 суток.
Третья книга, «Жуки не плачут» рассказывает о жизни разбросанной войной семьи (подросших детей и их тети и дяди) в эвакуации. Сестра и тетка попадают в Среднюю Азию, мальчишки – на Урал. Там их окружают новые знакомцы – друзья и враги, там их преследует старый и вечный… Враг? Недоброжелатель? Завистник? Пока мы можем лишь догадываться и считать его – Судьбой.
В четвертой книге, «Волчье небо», герои разными путями и в разных обличьях возвращаются в родной город. Война еще не кончена, но Ленинград уже освобожден. Он опустел, он разрушен, но сдюжил, не сдался. И по-прежнему остается враждебным к подросткам этой семьи, которые под его «волчьим небом», все так же мужественны и самостоятельны, но, как и все подростки – а они теперь уж подростки, нетерпимы даже к тем, кто искренне желает им добра.

Добавить комментарий